Опухоли глаз и не только

Здесь я расскажу обо всех опухолях глаз детей и взрослых, а также об интересных фактах, связанных с глазами и глазными заболеваниями


Что я чувствовала, когда оперировала

Автор: арамаТ

Когда я мысленно возвращаюсь к своим ощущениям, чувствам в то время, когда оперировала сама,  то в первую очередь вспоминаю напряжение, внутреннюю подтянутость и концентрацию внимания, и не только. Потому что я – оперирующий хирург или хирург офтальмолог.

Уже за несколько дней до какой-то сложной операции, например, удаления внутриглазной опухоли или орбитотомии, или удаления распространенной опухоли век, требующей закрытия образовавшегося дефекта кожи, то есть пластики кожи, я непременно снова и снова перечитывала литературу, касающуюся этого вопроса.

Не скажу, что в это время бываешь абсолютно спокоен. Иногда даже заснуть невозможно, стоит только мысленно начать оперировать и продумывать все до мельчайших подробностей. Сидишь с семьей у телевизора и вдруг кто-то начинает размахивать рукой у твоего носа, потому что видят, что тебя здесь нет, твои мысли далеко-далеко.

Удивительно, но бессонная ночь никак не отражалась на самочувствии до операции. Ты бываешь похож на сжатую пружину. Мысль напряженно крутится вокруг каких-то трудных моментов, трудных задач, которые надо будет решить во время операции.

Ты не забываешь ничего. Еще раз за день до операции проверяешь и откладываешь свои привычные инструменты. Часто я вырезала из марли предполагаемые лоскуты кожи для пластики перемещенным или свободным лоскутом кожи, еще раз беседовала с пациентами, чтобы их успокоить. Ведь я же знаю, каково им сейчас и как необходима поддержка и доброе слово врача в это время.

Но сколько же ненужных дел, всяких собраний, совещаний, конференций, на которых ты должен присутствовать непременно и очень часто даже в день операции утром, когда требуется полностью сосредоточиться на операции. Нет. Надо идти на совещание именно сейчас !

В это время чувствуешь себя каким-то ремесленником, с которым никто не считается. И идешь, и сидишь, а что делать? Только присутствуешь, а мысленно ты уже в операционной.

А вот во время операции уже ничего не отвлекает, ничего не существует, даже иногда с удивлением замечаешь, что, оказывается, прошла настоящая гроза с громом и молниями. Мне не понятно, как это некоторые хирурги умудряются даже рассказывать анекдоты во время операции, будучи уверенными, что под наркозом пациент их не слышит.

В тяжелый момент, когда, например, вдруг возникает сильное кровотечение, ты  сам себе удивляешься потом, после операции, как это ты так быстро сообразил, что надо сделать, чтобы его остановить. Но это потом. А во время операции мысль работает очень четко и бывает, что руки уже правильно сделали все, что нужно, а голова как бы отстает. Реакция бывает мгновенной.

И вот он, прекрасный момент! Опухоль, которую ты с таким трудом смог выделить от окружающих тканей, медленно появляется в ране, как луна из-за туч, постепенно увеличиваясь, когда ты её тихонько, очень осторожно, поддавливаешь снизу инструментом и она, уже удаленная, ложится на подставленную салфетку. В операционной раздается вздох облегчения и удивления (ох, какая большая!), а глазик тут же встает на свое правильное место. Зрачок не расширен, значит, все в порядке.

После операции  ты еще не успокаиваешься, потому что предстоит послеоперационный период, совершенно разный для разных людей. А сейчас ты выходишь весь мокрый, чудовищно уставший, невероятно благодарный всем, всем, всем, кто помогал во время операции, но удовлетворенный тем, что смог сделать операцию, как хотел.

А первая перевязка-это настоящий экзамен. Ты что-то успокоительное  говоришь пациенту, а сам опасаешься увидеть не то, что хочется. И какое же это счастье, если все хорошо! Передать не возможно! А если не хорошо, то уже думаешь, что с этим «нехорошо» делать дальше.

Добавить комментарий

    Обо мне

    Можно прочитать на странице под таким же названием "Обо мне"